22 июля, 2024
Наталья Рафиковна Александрова и Ольга Вертлюгова (город Ревда)

Что «не стыкуется» в позиции Натальи Рафиковны Александровой — активистки из Ревды. И какие вопросы «Интермонитор» задал Александровой для прояснения нестыковок

Непосредственно сами нестыковки в тех сведениях, которые сообщала публично активистка из Ревды Наталья Рафиковна Александрова, были нами обнаружены при изучении ситуации, описанной в материале выпускающего редактора издания «Интермонитор» Василия Ющука «Активистке Александровой из Ревды отказали в возбуждении уголовного дела. Попытаемся разобраться в обстоятельствах».

Поднятая в публикации «Интермонитора» тема оказалась явно интересна жителям Ревды — суд по количеству просмотров ими этого материала непосредственно  в паблике соцсети ВКонтакте «События Ревды» (@revda_gorod).

После того как мы, в процессе подготовки журналистского материала, узнали версию событий от Ольги Вертлюговой (она работает Главным редактором издания в Ревде) — обнаружились нестыковки в том, что говорила активистка Наталья Александрова.

Мы сейчас проверяем информацию, чтобы показать читателям факты. В частности, направили ряд вопросов Александровой в виде запроса информации от СМИ.

Приведем эти вопросы, заданные Наталье Рафиковне Александровой журналистом «Интермонитора», ниже. Надеемся, что мы получим ответы, и они позволят прояснить нестыковки:

1-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:

[Эдик (так мы условно назвали несовершеннолетнего, который зависит от Александровой)] в беседе с Ольгой Вертлюговой строил позицию на том, что он, если судить по контексту, вроде как «главный в семье», ответственный за всех в тот момент.

И у него нет машины.

Поэтому если воды в доме нет, принести её ему неоткуда и не в чем («Мне 16. У меня нет транспорта. Я в ладошках носить должен» – написал он).

Скажите, пожалуйста, а почему [зависимые от вас несовершеннолетние] оказались оставленными Вами в трудной ситуации? Ведь у Вас есть автомобиль.

И Вы взрослый человек, на котором лежит обязанности заботиться [об этих несовершеннолетних].

А [Эдик] говорит, что он – получается, единственный, кто может обеспечить [несовершеннолетних] водой, и только лично, без транспорта.

——————-—

2-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
Судя по информации, которую Вы давали в Интернете, Вы живёте в Ревде с 2012 года (это действительно так?).

При этом нам Вы рассказали, что колодец где-то есть, Вы не знаете, где, но знаете при этом, что вода в нем не проверена.

Про водоразборные колонки вы упомянули, но почему-то не рассматривали их как источник водоснабжения в этой ситуации, хотя там та же вода из водоканала, которая поступает в водопроводы многоквартирных домов.

Снега в тот период, когда произошел диалог [Эдика] с госпожой Вертлюговой, выпало действительно аномально много. Было множество аварий. Из-за этой аномалии не справлялись с нагрузкой коммунальные службы. Это широко освещалось в СМИ, т.к. Ревда больше всех пострадала от этого природного катаклизма.

Но мы нигде не видели, чтобы говорилось об отрезанных снегом от внешнего мира жителях Ревды.
А Вы говорите, что всё было настолько засыпано снегом, что не смогли бы дойти до колодца (про который Вы не знаете где он). Как так?

——————-—

3-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
Как мы видим в Федеральном Законе, Водоканал в случае аварий, нарушающих водоснабжение, которое он обеспечивает, возит воду своим абонентам (клиентам), с которыми у него договор, и которые платят за водоснабжение.

Скажите, пожалуйста: у Вас есть договор на холодное водоснабжение с Водоканалом в Ревде? Если да — то на какое именно водоснабжение?

——————-—

4-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
Нам Вы сказали в разговоре о проблеме с водой при длительном отключении света, что цена на электрогенератор начинается от 50 тыс. руб.

Однако мы видим, что он начинается, на самом деле, от 17 тыс. руб. – мощностью 3 кВт, которого хватает не только на насос, но и на дополнительное электроснабжение.

Если же говорить исключительно о бытовом погружном насосе для воды, то цены на генераторы мощностью 1 кВт (гарантированно годные для практически всех бытовых насосов в скважинах) – это, примерно, 8 тыс. рублей.

Как Вы можете объяснить более, чем 6-кратное расхождение в цене, озвученной Вами и реальной для питания бытового насоса?

——————-—

5-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
Почти вся публичность конфликта [Эдика] и госпожи Вертлюговой, по нашим наблюдениям, построена Вами на двух постулатах, которые, если свести их для удобства восприятия в одно предложение, могли бы звучать, примерно, так:

«Чиновник обозвал нас нищебродами»

Первое — мы не нашли, чтобы Вас или [Эдика] госпожа Вертлюгова называла словом «нищеброд».

Есть ли у Вас скриншот, показывающий, что именно Вертлюгова называла словом «нищеброд» [Эдика] в диалоге?

Или же это лишь Ваша интерпретация, или, быть может, даже манипуляция?

Второе — нам непонятно, чиновником какой организации в Телеграм-канале газеты являлась Вертлюгова?

[Эдик] общался не с Водоканалом и не с Администрацией на их ресурсах, а с Главным редактором СМИ на странице Телеграм-канала этого СМИ.

Причём, даже в Водоканале по совместительству Вертлюгова выполняла, судя по её комментариям, скорее технические функции по размещению позиции руководителя и документов в соцсетях Водоканала.

Так чиновником чего она при этих обстоятельствах была, по Вашему мнению, и почему?

——————-—

6-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
Вы сообщили нам, что паблик [название] ведёт [Эдик]. Вы также считаете этот паблик «Информагентством».

А почему Вы не учите [Эдика] запрашивать комментарии у всех сторон конфликта?

Ведь Вы как журналист (как минимум в прошлом) не можете не знать, что журналист должен запрашивать комментарии и вообще перепроверить информацию.

——————-—

7-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:

Вы рассказываете о том, что имеете финансово-юридическое образование.

При этом используете термин «моральный ущерб». Хотя ущерб, насколько мы знаем — это про имущество, а про человека — это вред. Юристы обычно не путают.

У Вас есть иное обоснованное мнение существования «морального ущерба» как юридического термина?

Как Вы можете объяснить с этих позиций использование Вами термина «моральный ущерб», которым Вы описывали устремления в отношении Вертлюговой в связи со скандалом?

——————-—

8-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
[Эдик] в полемике с госпожой Вертлюговой говорил, судя по тому, что мы прочитали, что родник – это талые воды.

А госпожа Вертлюгова сказала в беседе с нами, что родники – это подземные воды, вышедшие на поверхность. И что местные жители традиционно пользуются родниками. Госпожа Вертлюгова также сказала, что тема родников изучается в начальной школе.

Мы проверили – действительно, методические материалы по родникам в открытых источниках отнесены к 2-3 классам начальной школы.

Вы – педагог, окончили, как мы поняли, Педагогический колледж (да?).[Эдик] давно прошел курс начальной школы – поэтому, вероятно, должен материал этого курса знать.

Как Вы объясните, что он считает родники талой водой, а Вы, учитель, потом это тиражируете?

И как Вы объясните при всем этом, что [Эдик] возмущался тем, что его заставляют якобы «пить из лужи», но при этом, с Ваших слов, питьевая вода у вас была?

——————-—

9-й Вопрос Наталье Рафиковне Александровой из Ревды от «Интермонитора»:
[Эдик] в полемике с госпожой Вертлюговой говорил, что помнит, как на Уралмаше привозили воду в цистернах. При этом Вы говорите, что продали квартиру в городе и переехали в Ревду в 2012 году. И что сейчас [Эдику] 16 лет.

Он транслировал в полемике с Вертлюговой детские воспоминания в возрасте 4-х лет?